ИЗЛИЯНИЕ

«Тот, кто привел меня сюда,

доставит меня Домой».

Руми

Итак

Есть только Одно

Все иное — иллюзия

Конструкция ума

Здесь ничего не происходит

Есть только Одно Бытие Осознавание

недвиж и мость тишина совершенство

и в этой недвиж и мости,

быть может, дыхание

словно

дышит только Одно

и все это суть то дыхание

все это суть То

мы суть То

мы суть То Одно

впрочем

даже не мы

ибо нас нет

есть только Одно

Здесь ничего не происходит

Чем бы оно ни казалось

Ничто не имеет значения

неслышное

дыхание Одного

есть Излияние

чистого сияющего сострадания любви

прощения красоты дара

И я обнаруживаю, — я не тот,

кем считал себя

Тот, кого я называл «собой»,

ничто — идея

сросшиеся воспоминания

атрибуты паттерны мысли

унаследованные качества привычки идеи

Взглянув на которые, я могу сказать

Не я

Я не это

Как такового

«меня» просто нет

и не было никогда —

иллюзия

выдумка

ничего не происходит

нет никого

есть только Одно,

которое дышит

Это То, что я есть

Я есть То и То есть Все

и То есть Сияние,

которым является все это —

жизнь смерть любовь страдание

сострадание понимание исцеление

свет

Сияние внутри

оттуда, где открывается Сердце

и нет НИЧЕГО

ни меня, никого

только щемящая красота

и переполняющая благодарность

Изливающаяся через край

НИТЬ

«Позволь увлечь себя неслышно

той тяге истинной любви,

которая тебя сильнее».

Руми

«Мудрости можно учиться —

но ей невозможно научить».

Энтони Де Мелло

Есть только Одно. Никогда ни в каком смысле не су­ществовало множества или хотя бы двух. Любое воспри­ятие различия и разъединения, двойственности и, следовательно, того, что известно под физической реаль­ностью, — сотворенная умом иллюзия, сродни природе сновидения. То, чем, по твоему разумению, ты являешь­ся — обособленной индивидуальной сущностью, — часть этой иллюзии. Ты не деятель какого-либо дейст­вия и не думатель какой бы то ни было мысли. События свершаются, но деятеля нет. Все, что есть, — Сознание. Это то, чем Ты являешься на самом деле.

Изучая и практикуя философию, религию или мис­тицизм, мы то и дело сталкиваемся с повторяющимся набором подобных идей и умозаключений, в их попытке указать на истинную природу реальности: непрерыв­ная нить постижения, пронизывающая почти все куль­турные и исторические эпохи, известная как «вечная мудрость».

В числовом выражении относительно немногие стре­мились к поиску и постижению этой нити откровения, и совсем немногие постигли ее полностью. Посему во­круг нее существует некая аура таинственности и зага­дочности; аура, которая, в соответствии с человеческой природой, на всем протяжении истории использовалась для получения наживы мистическими школами, тайны­ми культами и всякого рода учителями, претендующими на особое, эксклюзивное знание природы Того, что Есть.



Однако на самом деле это всегда было и остается от­крытой тайной, передаваемой из поколения в поколе­ние как внутри, так и за пределами основных духовных традиций, предлагающих к ней доступ. И хотя ищущих и постигших ее столь немного, эта нить Постижения, эта вечная мудрость, выдержала испытание временем, ибо сулит ни много ни мало — все: ответы на вечные во­просы жизни, истинную природу всего сущего, высший смысл и цель, и конец страдания.

И судя по тому, как много она обещает, может пока­заться странным, что к Постижению этого и элементов того, что есть, которые принято называть просто Уче­нием, пришли столь немногие. В сущности, основная причина этого кроется в самой природе Постижения. Но непосредственная, функциональная причина, ка­кой она видится человеческому опыту и пониманию, заключается в следующем: Учение, вечная мудрость, не может быть выражена напрямую. Учителя, пришедшие к пониманию, могут указать на него, говорить о нем, советовать другим пути и средства для его достижения, но не могут прямо и ясно обозначить его. Многих это заставляет поверить в то, что все это лишь выдумка, не стоящая поиска, в то время как для других, упорно продолжающих искать, эта особенность Учения может оказаться источником сильного разочарования и раз­дражения.

Альберт Эйнштейн однажды сказал, что проблема не может быть решена тем же умом, который ее создал. Сходным образом, все ответы на вопросы, касающиеся человеческого бытия, возникающие внутри этого чело­веческого опыта, сами становятся частью проблемы, обусловленные и порожденные все той же ситуацией, которую они силятся объяснить. Можно с уверенностью утверждать, что любой истинный ответ, или окончатель­ное понимание, в определенном смысле должен прийти извне, должен иметь иную природу, чем то, что он объ­ясняет.



Это же относится и к Постижению. Оно не является частью обусловленного человеческого существования, оно приходит «извне», оно полностью отличается от или существует до любого человеческого опыта и понима­ния. Конечно, как таковое оно по сути своей непости­жимо; приходя из-за пределов человеческой мысли и опыта, оно не может быть вмещено, ограничено или ух­вачено пределами человеческих концепций и слов. И ес­ли его можно познать, то ему нельзя научить. Если по сути своей оно поддается проницанию, осознаванию или, если хотите, интуитивному проникновению, то го­ворить о нем напрямую невозможно, и, раз уж на то по­шло, даже думать о нем в лингвистически структуриро­ванных мыслях, идеях или концепциях. Да, существует. Нет, невыразимо.

Естественно, этого достаточно, чтобы отвратить большинство представителей человечества и заставить их искать где угодно какой угодно смысл, лишь бы он был чем-то более осязаемым. Но и этого же достаточно, чтобы зажечь и поддерживать интерес тех немногих, кого влечет и ведет в это невыразимое пламя. Тех, кого называют «духовными искателями». Они знают, и это знание неизменно терзает их, что окончательный ответ там, за пределами их восприятия. И они проводят свою жизнь, следуя и внимая видящим, мудрецам, учителям и старцам, пытаясь познать то, чему невозможно на­учить.

Ну а кроме того, есть те, на кого нежданным и необъ­яснимым образом нисходит милость, открывающая ис­тинную природу Того, Что Есть. Это может произойти в результате долгих лет следования, слушания и изучения, но может случиться и более несообразно, без настойчи­вого и явного искания. И если кажется странным, что столь немногие пробудились ото сна повседневной жиз­ни, чтобы увидеть истинную суть вещей, можно считать еще более удивительным, учитывая особую природу сновидения, что кто-то вообще способен пробудиться.

Что можно сказать о тех, в ком возникло Понимание Того, Что Есть? Они — противоположность, пробужден­ные к тому, к чему мир спит, и сновидящие то, к чему пробужден мир. Мало что в них доступно пониманию обычного человека, даже пониманию тех, кто умеет складно рассуждать о духовных материях:

«Пробужденный ум вывернут наизнанку и не со­ответствует даже мудрости Будды» (Хуйхай)

О них, тех немногих, через которых все так же необъ­яснимо совершается попытка сказать несказанное, тем самым поддерживая жизнь непрерываемой нити вечной мудрости.

Да, существует. Нет, невыразимо.


3920337327163965.html
3920369588379882.html
    PR.RU™